Как создать шедевр

"Опережая расписание", Том Фриц.

Этим утром я думал о том, как странно то, что музыка - более эффективный визуальный носитель, чем фильмы или фотографии.

Подумайте об этом: хорошая музыка уносит вас. Закройте глаза, и вы окажетесь в другом месте. Хорошая музыка уносит вас даже не в другую страну, она физически переносит вас в другой мир, создавая зрительные образы, запахи, ощущения, вкусы и все остальное, как если бы вы были там. Плохая музыка и близко к этому не подходит, но спросите любого любителя музыки, и он скажет вам, что хорошая музыка делает все это и даже большее. Если с вами этого не происходит, надо слушать внимательнее.

Затем я подумал, насколько маленький и дурацкий носитель, с которым мы работаем. Фото, даже огромное – не реальность. Оно маленькое, плоское, и мы всегда можем заглянуть за рамку. Вы можете смотреть на фото, но вы всегда будете там, где вы есть. Вы можете смотреть на фото в галерее, но вы все равно будете в галерее. Вы можете смотреть фильм в кинотеатре, но вы все равно будете в кинотеатре.

Конечно, вы можете думать, что вы близки с тем, что изображено на пленке, но вы думаете о том, что хорошо было бы оказаться там, а не о том, что вы уже внутри. Закройте глаза, и фотография или фильм исчезнут. Ваше воображение еще не разогрелось, а все заканчивается, даже не начавшись. С музыкой все начинается, стоит вам закрыть глаза и прислушаться.

Потом я понял, что отделяет великие снимки от хороших работ. За меньшее время, чем вы потратили на чтение написанного выше, я понял, что шедевры визуального искусства делают то же самое. Когда я подумал о нескольких шедеврах, которые я видел, я немедленно перенесся в другой мир. Я внезапно оказался в новом месте.

Затем я придумал свой собственный фильм, длительностью в целых 29,5 секунд, чтобы проиллюстрировать это. Пара проходит мимо картины в галерее, останавливаются на миг, чтобы присмотреться, и парня внезапно засасывает в картину. Середина холста вспучивается, чтобы встретиться с ним, хватает его за голову, и засасывает его в картину. Держась за руки с подружкой, они проваливаются в новый мир. Они приземляются на ноги и осматриваются: чирикают птицы, играет музыка, и все вокруг залито закатным солнцем. Они улыбаются друг другу и у них все хорошо.

Конечно, если бы это была реклама, здесь бы выскочил логотип дорогого лекарства. Забавно, что легальные лекарства рекламируются так, как если бы они были нелегальными галлюциногенами: «примите наше лекарство от какого-то плохого состояния, и вы окажетесь на пути в лучший мир, где всегда отпуск». Власти еще не озаботились этими подсознательными посылами. Однако вернемся к шедеврам…

Когда я впервые увидел в Autoweek Magazine статью о живописце Томе Фрице, который выиграл награду Automotive Fine Art's Society, маленькая репродукция его работы "Опережая расписание" поразила меня. Я подумал «черт побери!», и меня немедленно забросило в другой мир. Эта картина может казаться картиной о машинах обычному зрителю, но на самом деле она о том, чтобы создать это воздействие «черт побери!» через свет и множество других элементов. Его работы созданы его воображением, и он может использовать свет такими способами, о которых мы, фотографы, можем только мечтать.

То же случилось со мной, когда я смотрел на фотографию в торговом центре. На ней изображены силуэты двух парней на рыбалке против заходящего солнца. Отпечаток был шириной в пару метров. Я заметил маленькую бутылку пива на земле около одного из рыбаков. Затем она захватила меня: я заметил солнечный блик на той бутылке, чрезвычайно маленький в масштабах принта, и оно щелкнуло. Снова «черт побери!» и я в солнечной Мексике, рыбачу вместе с ними!

Вот, что создает шедевр. Конечно, у всех нас разные вкусы, но разница между великими снимками и шедеврами в том, что шедевр создает собственную реальность для зрителя. Если он уносит вас, это фантастика.

 

Создание шедевра

Чтобы стать шедеврами, ваши работы должны уносить людей. Они должны переносить зрителя туда, куда вы хотите его перенести. Это не обязательно должно быть милое место, если это – то место, которое вы хотите им показать.

Если вы Себастио Сальгадо, ваши работы переносят нас в ужасные места, но это именно те места, куда вы пытаетесь перенести нас. Я никогда не представлял себе старые корабли, отправленные в Индию для разборки на запчасти вручную, или людей, вынужденных самостоятельно добывать серу. Как и другие настоящие фотографы, Себастио Сальгадо не имеет полноценного веб-сайта. Я чаще видел его работы в музеях, чем в сети.

Критически важно иметь способность показывать людям вещи таким образом, который переносит их куда-либо.

Фотографии не могут быть пассивными. Если кто-то видит вашу работу, и хочет просто кликнуть для просмотра следующей, она не считается. Разберитесь с этим.

Фотографии должны вовлекать зрителя. Они должны намертво останавливать зрителя. Шок-контент или умышленная грубость не считаются; они должны привлекать внимание и уносить зрителя.

Показывайте только те работы, которые заставляют людей говорить «Ух ты!». Когда я подбираю работы, и вижу снимок, не делающий этого, я его не показываю. «Ух ты!», «Ооох», и «Ах» должны быть единственными, что вам следует показывать.

Шедевр – то, что заставляет зрителя думать «черт побери!!!», падать в обморок, и немедленно просыпаться в другом месте.

 

Основы изображения

Основная структура изображения состоит в том, как элементы, формы, линии, цвета и тона работают вместе. Если в изображении нет сильной основной структуры, оно проваливается.

Формы, линии, цвета и баланс, создающие картину, очевидны при любом ее размере. Отличная картина выглядит интригующей даже в виде слайда на столе.

Если картина проходная, она будет выглядеть пустым пузырем в малом размере, и останется пустой, вне зависимости от того, какой большой и резкой вы ее напечатаете.

Суть изображения в отношении между светом и тенью, верхом и низом, теплом и холодом, большим и малым, ритмом, точками внимания и гармонией. Как формы, градации, масштабы, углы и прочее сочетаются? Создают ли они глубину, баланс и воздействие, или сочетаются в бессмысленной куче мусора? Есть ли простота и единство, или вы хотите, чтобы ваши зрители гадали о том, что вы имели в виду? Эти моменты придают картине ее фактор «ух ты!». Настоящая картина захватывает ваше внимание и заставляет вас изучать себя, вне зависимости от ее размера.

Вот почему лучшие фотографы обычно имеют художественное прошлое. Художники понимают эти основные и критические элементы, и знают, как использовать их для создания потрясающих работ. Большинство фотографов понятия не имеют об этом, и посвящают свое творчество обсуждению резкости объективов, спорам о raw и jpg, или об алгоритмах перехода из 16 бит в 14 бит, вместо того, чтобы изучать обязательные основы формирования изображения.

Отличная картина захватывает внимание правильными основами. Детали и резкость – наименее важные части изображения. Смиритесь с этим; если картина скучна в уменьшенном размере, станет ли она интереснее, если ее увеличить? Нет.

Посмотрите на onexposure.net и на сайт Тома Фрица. Даже уменьшенные изображения вызывают восхищение, и вы понимаете, что за ними прячутся отличные работы.

Отличные работы захватывают ваше внимание потому, что в них правильно выстроены основные элементы. Без основ, не важно, сколько вы добавите деталей, картина останется пустой.

После того, как вы разместите основы, необходимо добавить изюминку. Когда зритель смотрит на картину, он видит изюминку в том, что заставляет его сказать «вот оно!», или в чем-то забавном. Примером может служить снимок повторяющихся объектов, выстроенных в линию, один из которых чем-то выделяется.

Один из учеников Гомера ЛеГасси рассказал мне то, чему Гомер учил других студентов: что картина должна быть подобна пауку, ткущему паутину. Должна быть основная структура, захватывающая внимание с любого расстояния и должно быть достаточно увлекательных деталей, которые заставят вас изучать изображение. Легко получить детали в фотографиях, но большинство фотографов никогда не понимают, что вначале надо захватить внимание зрителя.

Когда я выстраиваю композицию, я игнорирую детали, пока не размещу основы.

Конечно, работы Анселя Адамса заполнены таким количеством деталей, которое я не видел ни на одной цифровой фотографии, но, как и все великие работы, они захватывают ваше внимание даже в виде маленьких картинок. Великими их делают основы, а не детали.

Великие работы обычно создаются таким образом. Их внимательно создают, а не просто ловят в кадр. Даже при идеальном свете критические элементы композиции являются вашей ответственностью. Они заставляют картину петь или молчать. Гален Ровелл научил нас усиливать свою удачу в своей книге Mountain Light. Например, если вы ожидаете, что случится прекрасный свет через 10 минут, найдите самое удачное положение для съемки вещей такими, какими вы хотите их видеть, когда случится величественное.

Живописцы могут позволить себе большее, чем фотографы. Мне повезло побеседовать с живописцем Томом Фрицем, когда я просил его разрешения на использование работы, и он объяснил, как он перемещал тени, не трогая источники света, для создания сильной картины.

Том Фриц рассказал мне, что он начал работу с перемещения объектов в студии в поисках возможных композиций. Он работал со светом для поиска сочетания света и тени. Даже если он и использовал старую фотографию конкретного автомобиля как источник, он создавал перспективу, композицию, свет, облака, окружение и настроение в своем воображении. В начале он работал с абстрактными концепциями построения картины, и эти формы стали автомобилем и прочими объектами только после того, как основы были заложены.

Первое, что следует создавать – основы цветов, тонов, форм, балансов и движения. Если вы справитесь с этим, ваша картина будет эффективна. Прибавить к ней детали несложно. Как фотограф, вы должны искать именно основы, еще до того, как начнете работать с простыми вопросами, такими как фокус или глубина резкости.

Сложнее всего фотографам видеть основы и внимательно выстраивать их. Мы, фотографы, страдаем от отвлекающих резких деталей, которые мы видим в первую очередь в видоискателе, когда нам следовало бы искать основы изображения.

Если в изображении нет основ композиции, света, форм и цветов, не тратьте силы на нажатие спуска. Вот почему изображения, сделанные на камеру большого формата, имеют более высокий коэффициент успеха: мы не станем возиться с длительным процессом съемки на большой формат, если мы знаем, что результат не выстрелит. Снимая на цифру, люди щелкают напропалую, не задумываясь об основах, которые никогда не получится выстроить в фотошопе. Великие снимки получаются в камере; фотошоп лишь наводит лоск.

Я серьезно, вы не сможете заменить или починить основы картины в фотошопе. Проработав много лет в Голливуде, я знаю, что можно создать любое фотореалистичное изображение при помощи компьютерной анимации. Но изменить положение света можно только вручную попиксельно. Да, если изображение полностью создано в компьютере, его можно переделать, изменив положение солнца в алгоритмах создания изображения, но после его создания мы не можем ничего изменить. Положение ключевого света – один из критически важных элементов каждого изображения.

Когда я снимаю в студии, я трачу большую часть времени на перемещение источников света для получения нужного эффекта. Я хочу, чтобы ваши глаза смотрели туда, куда я их направляю. Если зрителю приходится гадать, что хочет сказать картина, она провалилась.

Самое важное, что делается в фотошопе – осветление и затемнение для привлечения внимания к важным частям изображения. Это требует умения работать со слоями и масками для эффективного осветления и затемнения разных частей изображения, и, что более важно, художественного зрения, которое знает, что и где осветлить и затемнить, и на сколько. Я не могу использовать программы, такие как Lightroom или Aperture для серьезных работ, потому что они не позволяют мне делать это; они позволяют только работать с целым изображением, а вы должны делать это в настройках камеры.

Если вы не понимаете этого, подозреваю, что вас никогда не захватывали великие произведения. Обратите внимание на слово «захватывали», это именно то, что делают великие произведения. Именно за это их ценят.

 

Видение основ

Картина не имеет отношения к пикселям. Пиксели – лишь детали. Все основные элементы должны составлять картину как единое целое еще до того, как кого-либо заинтересуют детали.

Великие фотографии не имеют отношения к разрешению или резкости. Они не имеют отношения к тому, какую камеру вы используете. Журнальная репродукция картины Тома Фрица была лишь в десяток сантиметров шириной, но все равно захватывала меня. Почему? Потому что в ней правильно выстроены основы. 95% этих основ можно увидеть даже из другого угла комнаты.

Если ваши изображения не воздействуют в уменьшенном виде, это плохие изображения. Маленький и мутный видоискатель – отличный помощник, которым редко пользуются. Мутный видоискатель заставляет вас создавать настолько сильные композиции, что они выглядят достойно даже через маленький видоискатель. Маленькие экраны камер полезны, потому что он позволяют вам видеть основы, не отвлекаясь на детали.

Плохие видоискатели и экраны не радуют, но позволяют создавать лучшие картины, чем большие, чистые и резкие экраны и видоискатели.

Когда я снимаю, я внимательно изучаю детали во время выстраивания композиции. Почему? Только так я могу убедиться в том, что в моей картине не будет отвлекающего мусора! Избавившись от мусора в кадре, я делаю самую тщательную работу, глядя в сторону и выстраивая композицию в боковом зрении! Используя периферическое зрение, я могу концентрироваться на критически важных фундаментальных основах, не отвлекаясь на детали. Я могу выстроить наиболее сильную и сбалансированную композицию, когда я концентрируюсь на жизненно важных основах, а не на деталях.

Преимущество камер большого формата в том, что изображение перевернуто. Это позволяет выстраивать более сильную композицию. Во время беседы с Томом Фрицем он упомянул, что расфокусирует зрение, чтобы увидеть, что на самом деле происходит на его картине. Он использует тени и облака не как тени и облака, но как элементы форм и цветов, которыми выстраивает композицию.

 

Изучение построения изображения

Посещайте уроки искусства. Читайте все доступные книги по искусству. Общайтесь с художниками, не с фотографами. Избегайте интернета, заполненного сайтами, созданными компьютерными и техническими гиками. Посещайте семинары по искусству. Следите за тем, что привлекает вас в картинах, которые вы видите и создаете, и делайте это чаще и больше. Держите сознание открытым.

 

Открытое сознание

Большая часть создания шедевра – удача. Фотограф не может отправляться на съемку с целью создание шедевра. Я никогда не отправляюсь снимать с конкретным пониманием того, какие снимки у меня получатся. Я просто выхожу из дома и вижу то, что вижу, и когда я вижу отличный свет, я могу получить что-то интересное.

Многие люди думают, что достаточно приехать в то же место, например в Onion Valley, в то же время года, как если бы природой для нас управляли швейцарцы, публикующие ее расписание. Я нашел свои лучшие снимки, просто шатаясь вокруг. Я нахожу поездки в точки на чужих картах гораздо менее продуктивным, чем прогулка с открытыми глазами. Вы на самом деле думаете, что кому-то хочется видеть больше идентичных снимков Delicate Arch на закате?

Дэвид Мюнх, один из величайших живущих пейзажных фотографов в истории, сказал то же самое. Печально, что любители отправляются снимать с копиями его работ и GPS-координатами, пытаясь повторить его картины, хотя даже он сам не сможет их воспроизвести. Свет никогда не повторяется. Дэвид Мюнх сказал, что идет снимать с открытым сознанием и видит то, что может увидеть. Он не выходит из дома с намерением сделать конкретную фотографию.