Глава 3. Элементы композиции

ЕСЛИ КОМПОЗИЦИЯ ПРЕДНАЗНАЧЕНА ДЛЯ НАПРАВЛЕНИЯ ЗРИТЕЛЯ по вашей фотографии и удерживания его до того момента, когда он распознает ваше сообщение, то должны существовать методы выстраивания композиции для достижения максимальной силы ваших изображений. Такие методы существуют, и их можно использовать, идентифицируя и понимая элементы композиции. Далее приведен список многих элементов композиции. Мы обсудим их и рассмотрим, как их можно использовать для улучшения фотографии.

  • Свет
  • Цвет
  • Контраст и тональность
  • Линия
  • Форма
  • Узор
  • Баланс
  • Движение
  • Позитивное/негативное пространство
  • Текстура
  • Положение камеры
  • Фокусное расстояние
  • Глубина резкости
  • Выдержка

 

При создании этого отпечатка я столкнулся с дилеммой: снизить контраст для сохранения деталей интерьера, или сохранить контраст и потерять детали снаружи? Я выбрал последнее, уничтожив кусты снаружи. Центром интереса является стометровая трапезная. Несмотря на то, что ваш взгляд движется напрямую к белому проему по линии перспективы, он не является центром интереса. Рис. 3-1. Трапезная, Аббатство Fountains.

 

Существует два ключевых момента, связывающих все элементы, и делающих их реальными, которые должны быть включены:

Вовлеченность

Отношения

 

Свет и цвет будут рассмотрены отдельно в дальнейших главах, поскольку эти два элемента настолько важны, что заслуживают особого внимания. Для тех из читателей, кто особенно заинтересован в цвете, данное обсуждение остается важным; концепции, применяемые к цвету, также применимы и к черно-белой фотографии.

 

Контраст и тональность

 

Эти два вопроса настолько сплетены, что разделить их практически невозможно. Каждая картина имеет собственный контрастный диапазон, но его можно увеличить, уменьшить, или сохранить в черно-белой фотографии. Методы контроля контраста рассмотрены в главах 8 и 9. В данном случае достаточно сказать, что удивительно большие – на самом деле, бесконечные – изменения контраста можно произвести в черно-белой фотографии, снимая на пленку (рис. 3-1). Контроль контраста также возможен и в цветной фотографии, но в более сжатых границах, пользуясь традиционными методами пленочной фотографии. Контраст в черно-белой и цветной цифровой фотографии также существенен.

Контраст не является по-настоящему элементом композиции, он скорее техника, которая находит свою важность в том, как работают глаза и мозг при восприятии мира. В прошлой главе мы узнали, что глаз перемещается от одной ключевой зоны к другой, заполняя менее важное пространство размытостью. В сущности, глаз немедленно обращается к точке максимального контраста. Белый на фоне темно-серого или черного чрезвычайно силен. Черный на фоне светло-серого или белого так же силен. Светло-серый на фоне более темного или средне-серого не захватывает взгляд немедленно, так же как и темно-серый на фоне средне-серого или светло-серого. Зная это, художник размещает эти зоны по своему желанию, стремясь создать сильный контраст для воздействия, и слабый для тонкости.

Высокий контраст придает фотографии «захват» и изумительность; низкий контраст создает настроение. У каждого из них есть свое место, и каждый из них имеет существенный эффект для финального настроения картины, вне зависимости от объекта.

Контраст определяется не столько диапазоном тональностей, но их отношением друг к другу. Переходящие средние тона смягчают контраст отпечатка, в котором содержатся и глубокий черный и яркий белый, делая его отпечатком среднего контраста. Отпечаток, в котором нет обеих крайностей, может выглядеть высококонтрастным, если темно-серый расположен рядом со светло-серыми. Эффект высоты контраста будет усилен, если средние тона отсутствуют в изображении.

Это может удивить вас, но на самом деле, не существует взаимосвязи между тональным диапазоном изображения и его контрастом. Для иллюстрации этого противоречия, представьте, что вы проэкспонировали лист фотобумаги в увеличителе без негатива, но вначале закрыли его листом картона. Затем вы медленно сдвигаете картон с бумаги, выключив увеличитель в тот момент, когда бумага полностью открылась. Когда вы проявите этот лист бумаги, он будет содержать весь спектр серого, от черного с одной стороны, до белого на другой – со всеми средними тонами между ними. Хоть этот отпечаток и содержит всю шкалу тональностей, в нем нет контраста! Причина заключается в том, что контраст заключается во взаимном расположении разных тональностей, но каждая точка на этом отпечатке расположена рядом с аналогичной или схожей тональностью.

 

С другой стороны, если поместить на начало листа маленький объект, скажем, монету, она оставит чисто белый след, окруженный черным и темно-серым. Несмотря на то, что тональный диапазон остался тем же, отпечаток имеет теперь высокий контраст. Если поместить монету в середину листа, круг будет окружен средне-серым, придавая отпечатку средний контраст, сохраняя тот же тональный диапазон. Если поместить монету на дальний конец листа, белый круг будет окружен светло-серыми или белыми тонами, и контраст будет очень низким. Но тональный диапазон останется тем же. Итак, контраст изображения зависит от расположения тональностей, а не от тонального диапазона. Изображение, содержащее и белый и черный, может иметь общий «мутный» вид. Некоторые отпечатки, не имея чистого белого или черного, имеют «захват» и контраст. Хоть тональный диапазон и контраст часто взаимосвязаны, существуют исключения.

Темные тона передают настроение – и общую темноту – Храма Durham. Статуя Сэмюеля Джонсона, который был тонким мыслителем, доминирует в изображении. Рис. 3-2. Статуя и колонны нефа. Храм Durham.

 

Отпечаток может быть выполнен в высоком ключе (с доминированием светлых тонов), в низком ключе (с доминированием темных тонов), или в смешанном виде. Схожи ли настроения высокого ключа и низкого ключа? В большинстве случаев между ними существует эмоциональная пропасть. Две фотографии из моих исследований английских храмов (рис. 3-2 и 3-4) иллюстрируют разные случаи контраста и тональности. Хоть они и схожи по содержанию, и по дизайну, отпечаток из Durham содержит более глубокие общие тональности и более высокий контраст (несмотря на то, что тональный диапазон обеих картин почти одинаков – от белого до черного). Для меня в нем также содержится более мрачное настроение, в то время как первый отпечаток содержит больше надежды и оптимизма – несмотря на то, что статуя из Durham изображает человека живого и читающего, а статуя из Hereford посвящена мертвому рыцарю.

Значит ли это, что темные тона передают мрачное настроение, а светлые внушают оптимизм? Не обязательно, но они чаще передают эти настроения, чем нет. Это не является правилом (всегда избегайте правил, потому что они слишком часто ведут к неудаче), скорее обобщением: это случается достаточно часто. Если вы задумаетесь об этом, вы поймете, что наш повседневный язык почти всегда отражает это: мы говорим о «солнечном настроении», о «темном, мрачном настроении», о человеке с «ярким, солнечным характером», и о плохом настроении как о «сгущающихся тучах». Это надо понимать, потому что оно является существенной частью нашего визуального языка, передающего наши чувства в фотографии. В общем, отпечатки в высоком ключе внушают более позитивное, оптимистичное настроение, в то время как отпечатки в низком ключе более мрачные, даже пессимистичные.

 

Фотографиям часто вредит неверный контраст или тональность, которые конфликтуют с задуманным настроением. Я верю, что в этой проблеме можно обвинить неписаное «правило», которое утверждает, что в каждой фотографии должен быть чистый белый, чистый черный, и средние тона между ними (кроме случаев графичных черно-белых снимков, в которых можно опустить средние тона). Это правило не только должно остаться неписаным, но его также следует и игнорировать. Два примера помогут проиллюстрировать этот момент.

Средние и светло-серые тона доминируют в этом изображении, а солнечный свет проникает через невидимые окна слева. Несмотря на наличие гробницы мертвого рыцаря, это изображение передает больший оптимизм, чем снимок из Durham. Более светлые тона могут быть причиной этой разницы. Рис. 3-3. Гробница неизвестного рыцаря, Храм Hereford.

 

Первый пример – рисунок 3-4. Поставив камеру на ступенях калифорнийского Капитолия, и направив ее на сад, я ощутил, что все в картине было заполнено светом – как если бы каждое дерево, каждая травинка, каждый лист, были источниками света. Нигде не было темноты. Я хотел, чтобы мое изображение отразило это чувство яркости и чистоты света. Тона идут от светлых до средне-серых; здесь нет черного, и он не нужен. Я чувствую, что темные тона были бы неуместны. Они могли бы испортить настроение утра. Передача настроения гораздо более важна, чем следование какому-то правилу.

Другой фотограф, стоя на том же месте, мог бы пережить чувство красоты, и выразить его в совершенно ином изображении. Я часто видел фотографии солнечного света, окружающего силуэты деревьев. Подобный способ передачи мог бы идеально подойти для этого случая, но только для того человека, который иначе реагирует на чувство света.

Второй пример принесен из Англии. Рисунок 3-5 не содержит белого и почти не имеет светло-серого. Он был сделан на закате, во время дождя. Потребовалась 30-секундная выдержка при слабом освещении. И хоть фотография и была сделана в мрачное время, она не передает депрессивное настроение.

Когда я напечатал это изображение в первый раз, я был озабочен отсутствием белого (не из-за того, как оно выглядело, но потому что я никогда еще не делал отпечатков без белого или светло-серого). Поэтому я попробовал напечатать его разными способами. Сначала я попробовал повысить контраст для получения более светлого серого, сохраняя темные тона. Затем я напечатал его более светлым. Ни один вариант не передал чувство, которое я помнил. Я вернулся к оригинальному отпечатку изображения, понимая, что для чувства, которое я хотел передать – тихого, спокойного, умиротворяющего – белый или светлый серый были нежелательными.

Хорошо выполненный отпечаток в высоком ключе обычно передает чувство легкости и света, и определенный оптимизм. Творческий фотограф может использовать эти тона и для передачи мрачного настроения. Я видел подобные эффекты, и думаю, что каждый фотограф должен изучать, когда, где, и как их получать.

 

Самые темные части этого отпечатка даже не средне-серые. Темные тона были бы неприемлемы; они уничтожили бы ощущение света, заполняющего картину. Неписаное правило, что отпечаток должен содержать чистый белый и черный, должно быть проигнорировано, как и все прочие правила искусства и личного выражения. Рис. 3-4. Солнечный свет. Сакраменто.

Самая светлая часть этого изображения, небо, не кажется белым или даже светло-серым. Детали ворот и деревья были едва видимы на закате. Яркие тона были бы неприемлемы. Как и на рис. 3-4, правило о черном и белом должно быть проигнорировано. Рис. 3-4. Ворота, Lanercost.

Может ли отпечаток в низком ключе передать чувство открытости и оптимизма? Картина Анселя Адамса “Moonrise Over Hernandez” заполнена глубокими тонами, но отпечаток сияет оптимизмом. Его отпечаток светится белыми и светлыми тонами луны, облаков, и даже деревушкой на переднем плане. Можно ли получить оптимизм без ярких светлых тонов и без высокого общего контраста?

В большинстве случаев, глубокие тона передают силу и стабильность, и иногда пессимизм, таинственность и мрачность. Высокий контраст подчеркивает яркость и драматичность, а низкий подчеркивает тишину. Конечно же, эти утверждения правдивы в большинстве случаев! Творческий художник, владеющий навыками, может перевернуть эти утверждения с ног на голову, усиливая эффект своего произведения неожиданностью.

 

Многие фотографы, в особенности начинающие, преувеличивают высокий контраст в большинстве своих отпечатков. Насыщенный черный и сияющий белый обычно вызывают немедленную позитивную реакцию зрителей благодаря своей захватывающей природе, но зачастую после первого воздействия, зритель остается ни с чем, оценив содержание изображения. К сожалению, начинающие вдохновляются первичной реакцией зрителя, и продолжают печатать с чрезмерным контрастом и слишком глубокими тонами. Я не могу сосчитать количество раз, когда я видел студенческие отпечатки на семинарах, которые были выполнены неуместно темными и мрачными для достижения драматического или таинственного эффекта, которые получились просто неуместно темными и мрачными! Похоже, что это – часто встречающаяся ловушка для начинающих (включая меня), которые хотят моментально превратиться в Анселя Адамса, Бретта Вестона или Юсуфа Карша. Только те, кто способен к объективному анализу реакций зрителей и самих себя, может понять, как более тонкий подход может улучшить большинство картин. Некоторым нужен низкий контраст. И некоторым на самом деле нужен высокий. Всегда лучше подгонять контраст и тональность под желаемое настроение, чем придерживаться стандартной формулы печати.

Как насчет средних тонов, средних серых? С ними часто сложнее всего работать, потому что они могут быть удивительно скучными, если их неправильно использовать. Средний серый, даже по названию, вызывает зевоту. Но подумайте о нем как о среднем серебристом! Когда средние серые начинают сиять как средние серебристые, фотограф достигает чего-то экстраординарного.

Тонкость и яркость в печати приходят из всех тональностей. Слишком часто средние тона пропускаются как всего лишь переходные элементы между «важными» черными и белыми тонами, но они могут быть сердцем картины. В портретах средние тона могут передать характер человека своим богатством. Обычно не черный и не белый создают портрет, но средние тона, которые показывают гладкость или неровность кожи, каждую пору носа или щек, и округлость или резкость лица. Джей Дюсард, с которым я проработал несколько лет, является величайшим мастером превращения средних серых в средние серебряные. С расстояния многие из его отпечатков выглядят неразличимыми, иногда даже мутными, но при близком рассмотрении они начинают светиться внутренним богатством. Он использует сияющие средние тона в своем творчестве, как в портретах, так и в пейзажах.

Средние тона также важны и в пейзажах, и в студии, и в натюрмортах, и в коммерческой и архитектурной фотографии, при любом возможном объекте. На самом деле, средние тона требуют самого большого внимания, потому что именно они могут убить отпечаток. Также они могут придать отпечатку самые тонкие черты.

Вы можете изменить тональность любой картины для лучшего самовыражения. Вы можете напечатать любое изображение более светлым или более темным, чем реальная сцена. Это является частью концепции визуализации конечного отпечатка перед съемкой, которая будет глубже рассмотрена в следующей главе. Отпечаток – ваше творение, и вы можете делать с ним что угодно. Но всегда помните о ловушке приложения чрезмерных усилий в попытках создать настроение, которые всегда приводят к искусственности. Придерживайтесь ваших искренних ощущений и выражайте их самыми подходящими тонами и контрастом. Вы получите самые сильные фотографии, если будете честны.